«Менторство жюри — главный приз», — Дельфин Арно о LVMH Prize 2020

10 марта стали известны имена восьмерых счастливчиков, ставших финалистами LVMH Prize 2020. В этом году конкурс, заявку на который могут подавать дизайнеры не старше сорока лет, пройдет уже в седьмой раз. Его победители прошлых лет прославились на весь мир, так было с Марин Серр (она получила приз в 2017 году), Грейс Уэльс Боннер (2016) и дуэт Марты Маркес и Пауло Альмейды (2015). Среди других счастливчиков, чья карьера пошла в гору после участия в LVMH Prize, — основательница бренда Ambush Юн Ан (2017), которая в 2018 году с подачи креативного директора Dior Homme Кима Джонса стала дизайнером мужской ювелирной линейки Дома, и Вирджил Абло (2015). 

Финалисты LVMH Prize 2020

Чего нового ждать от седьмого LVMH Prize?

В этом году к постоянным членам жюри конкурса Клэр Уэйт Келлер, Джонатану Андерсону, Марии Грации Кьюри и другим присоединились Вирджил Абло, Рианна и Стелла Маккартни. 5 июня они назовут имя победителя. Напомним, что в мае 2019-го Рианна запустила собственный бренд одежды под эгидой LVMH, а в июле того же года Стелла Маккартни продала миноритарный пакет акций своей компании председателю правления и генеральному директору конгломерата Бернару Арно.

Впрочем, более звездный, чем обычно, состав жюри и рекордное число заявок (целых 1700) — не единственные отличительные особенности конкурса этого года. «Один из важных моментов заключается в том, что все дизайнеры-участники так или иначе работают с темой устойчивого развития, — говорит исполнительный вице-президент Louis Vuitton и основательница LVMH Prize Дельфин Арно. — Это подразумевает и процесс производства, и используемые материалы. Многие из них работают с остатками тканей, а значит, каждая созданная вещь уникальна».

Кто они, финалисты этого года?

Каждый из финалистов интерпретирует тему устойчивого развития по-своему. Например, британский дизайнер Прия Алувалия, чьи коллекции рассказывают о ее индийско-нигерийском происхождении, дает новую жизнь винтажным и неликвидным тканям. А основательницы бренда Chopova Lowena — Эмма Чопова и Лаура Ловена — миксуют национальный текстиль с элементами спортивной одежды. «Среди полуфиналистов было много дизайнерских дуэтов, — говорит Арно. — Мне кажется, это здорово. Когда вы только запускаете собственный бренд, то не можете позволить себе большую команду. Работая в паре, вы постоянно взаимодействуете с партнером и придумываете новое».

Вслед за победителем прошлого года Тэбе Магугу из Йоханнесбурга, который стал первым в истории конкурса африканским дизайнером, получившим главный приз, и дебютировал с показом в рамках парижской Недели моды осень-зима 2020, эстафету финалистов из ЮАР подхватывает Синдисо Кумало. Ее изюминка — платья из органического хлопка с яркими принтами, вдохновленные невероятной историей жизни Сары Форбс Бонетты. Осиротевшая принцесса из племени йоруба попала в рабство, но благодаря счастливому стечению обстоятельств была освобождена и стала крестной дочерью королевы Виктории, а впоследствии вышла замуж за богатого бизнесмена из того же племени, Джеймса Пинсона Лабуло Дэвиса.

Для того чтобы иметь возможность подать заявку на конкурс, в портфолио дизайнеров должно быть как минимум две коллекции, но за плечами финалистов этого года куда больше опыта в индустрии. Так, франко-марокканский дизайнер Чараф Тайер, запустивший в 2018 году собственный бренд Casablanca, был сооснователем известной французской марки Pigalle, а еще управлял парижским клубом Le Pompon, где Вирджил Абло в свое время сыграл свой первый диджей-сет.

Лондонские дизайнеры Суприя Леле и Николас Дейли, которые в этом сезоне представили свои шестую и одиннадцатую по счету коллекции соответственно, тоже могут похвастаться серьезными достижениями: их вещи уже продаются в таких магазинах, как Browns, Dover Street Market и Ssense. Кроме того, оба получили гранты программы NewGen Британского модного совета. 

Показы Томо Коидзуми два сезона подряд (осень-зима 2019 и весна-лето 2020) становились чуть ли не главными событиями нью-йоркской Недели моды. Как-то сама Кэти Гранд наткнулась в социальных сетях на созданные им пушистые платья, после чего предложила провести показ во флагманском магазине Marc Jacobs на Манхэттене и лично стилизовала коллекцию. Ну а про нью-йоркского дизайнера Питера До, который два года проработал в Celine под крылом Фиби Файло, мы уже писали: у парня почти 200 тысяч фолловеров в инстаграме и целая куча фанатов.

Как выжить в индустрии люкса

Все восемь финалистов соревнуются за главный приз в размере 300 тысяч евро. Еще одному счастливчику достанется премия имени Карла Лагерфельда (раньше она называлась «Специальный приз», но в прошлом году ее переименовали в честь ушедшего из жизни дизайнера, который был в составе жюри с момента основания конкурса). Денежный эквивалент премии — 150 тысяч евро.

Однако победа в конкурсе и финансовая поддержка не всегда гарантируют дальнейший успех, о чем не понаслышке знают победители 2014 года Томас Тейт (Thomas Tait) и Шейн Оливер (Hood By Air). И тот, и другой в какой-то момент приостановили выпуск новых коллекций. «Многие дизайнеры сталкиваются с денежными трудностями: им приходится покупать ткани и оплачивать производство до того, как они получат выручку за проданные магазинами вещи, — говорит Арно. — Еще одна проблема заключается в том, чтобы заставить людей говорить о вашем бренде, конкуренция на рынке очень высока. Я бы не сказала, что в эпоху социальных сетей все стало совсем просто, но они точно способны помочь вам быстрее добиться славы. Если сравнивать ситуацию с тем, как обстояли дела семь лет назад, когда мы только запускали конкурс, то сейчас дизайнеры стали гораздо подкованнее в этих вопросах. Мы привыкли в тому, что все в мире меняется с сумасшедшей скоростью. И индустрия, в которой мы работаем, тоже должна постоянно меняться».

«Всегда нужно думать о том, как угодить покупателю. Вы не только должны производить правильный продукт, но и организовывать своевременные поставки, чтобы ретейлеры могли продавать ваши вещи в течение необходимого периода, — продолжает Арно. — Если вы задержите поставку, то срок, на протяжении которого ваш продукт будет представлен в магазине, сократится, а это может негативно сказаться на продажах. В контексте развития бренда плавный, органический рост куда важнее: не стоит гнаться за огромным объемом производства, который вы не сможете осилить».

Менторство важнее денег

Безусловно, значение денежного приза нельзя отрицать, но, по мнению Арно, годовое менторство жюри, которое получают оба победителя, — главный выигрыш. «Они узнают, где им лучше всего разместить производство, на какой ценовой диапазон ориентироваться и как позиционировать свой бренд. Кроме того, смогут быть уверены в том, что у них не возникнет проблем с интеллектуальной собственностью, бухгалтерией и производством. Но даже те, кто не сможет одержать победу, получат невероятный опыт — встретятся с опытными профессионалами своего дела: байерами, редакторами журналов, стилистами, фотографами и моделями. Это отличный старт».

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *