МодаВ чем секрет парижского стиля Жанны Дамас Мария Сидельникова22 февраля 2020 г.Разбираемся, как книга Жанны «В Париже» помогает развенчивать стереотипы о парижанках

Знаете, чем занимаются парижанки в обеденный перерыв? Нет, не хрус­тят ­безглютеновой французской булкой. Играют в карты! Вот он — секрет легендарной стройности. Но в 14:30 девичий щебет смолкает и все разлетаются по рабочим местам. Слышно только, как трещат стереотипы о Париже: багет и вечное безделье. Я размышляю об этом в офисе марки прет-а-порте Rouje, где жду ее создательницу и креа­тивного директора, самую модную девушку Франции, 27-летнюю Жанну Дамас. «Парижанка всегда опаздывает на пятнадцать минут и считает, что пришла вовремя», — только и успеваю прочитать в ее книге À Paris, как ­Жанна появляется в дверях. На часах — точное время нашей встречи. Еще одно клише на выброс.

«Эта книга не про меня, — объясняет Жанна. — Да и мифов о Париже выдумано немало. Нам же с Лорен Бас­тид (журналистка и соавтор. — Прим. Vogue) хотелось показать, что универсальной парижанки не существует, что мы все разные. И каждая — личность, а не набор стандартных черт». В книге À Paris («В Париже», издательство «Манн, Иванов и Фербер») Жанна и Лорен собрали двадцать героинь из мира моды и искусства. Младшей — 14, старшей — 70. У каждой своя история, а связывает их город, в котором они живут. «И не важно, родились мы здесь или нет, мы все парижанки, и ты тоже», — смеется Жанна, а по ходу интервью то и дело переспрашивает, как там, в далекой России, обстоят дела с парижскими мифами. «Ну и голову мы, конечно, не моем, да? Так и ходим всегда с грязными волосами!» С самоиронией у нее все в порядке.

Париж Жанны Дамас — это пра­вый берег, но не Трокадеро и 16-й округ, где живет ее бабушка, а молодые и модные Бельвиль, Респуб­лика, Бастилия. «Париж для парижан», как она сама его называет. Жанна росла в районе Бастилии и сегодня поселилась неподалеку — на канале Сен-Мартен, все в том же 11-м округе. Привязанность к кварталу — еще одна сугубо парижская черта. Поменять округ сродни переезду за границу, поэтому парижане мигрируют внутри своего района. «По сравнению с Токио или Нью-Йорком Париж и так деревня, так мы еще и внутри нее живем своими маленькими сообществами. Своя рыбная лавка, своя булочная, винный погреб, аптека, бар — налаженная деревенская жизнь, все под рукой», — рассказывает Жанна. А ведь еще несколько лет назад этот старомодный уклад наводил на местных жителей тоску и заставлял паковать чемоданы. «Только и слышно было: «Париж такой сонный город, а вот в Лондоне и Нью-Йорке настоящая жизнь, там танцы до упаду, стрит-арт и молодежь», — вспоминает Жанна. — А сегодня все возвращаются. Город зашевелился, есть возможности, интерес, идеи, молодые дизайнеры. Сейчас здесь секси». Тоже, кстати, любимое словечко парижанок.

Жакет и топ Rouge, джинсы Levi’s, украшения — собственность Жанны. Фото: Juliette Abitbol & Edouard Sanville; Vogue Россия, март 2020

© Juliette Abitbol & Edouard Sanville

Что «секси», а что нет — Жанна вычисляет на раз. Глаз у нее наметан с детства. Она всегда интересовалась — нет, не модой, а созданием образов: стригла школьных подружек, помогала им выбирать одежду. Да и перед глазами был отличный пример: авторитарная блондинка со светлыми глазами — ее мать. «Могла сойти за русскую!» — смеется Жанна. Вместе с отцом они держали ресторан: он готовил, она руководила. Всегда на каблуках и в платье в цветочек а-ля 1940‑е или в блузке с рукавами-­воланами. ­Узнаете коллекции Rouje?

А начиналось все с блога в Tumblr. «Я рано стала тусоваться, лет с четырнадцати. И всегда с фотоаппаратом. Снимки ­выкладывала в свой блог. На них все выглядело так, будто мы этакая бо­гема в каких-то шикарных апартаментах, где вечный праздник. Хотя ­ничего такого и близко не было. Мы были ­простыми подростками», — вспоминает ­Жанна. Виртуальный образ сделал свое дело и продолжает приносить дивиденды. Но «с инстаграмом я держу дистанцию, это не реалити-шоу, не моя жизнь — там нет моего парня, почти нет семьи. При этом там все, что я люблю: Париж, архитектура, цветы и мода».

Плащ, в котором парижанки якобы ходят с января по декабрь, Жанна не жалует. А вот бархатные брюки с высокой талией, свитеры в рубчик с ­высоким горлом, тонкие пояса поверх них, мужские пиджаки, голые щиколотки, изящная бижутерия, винтаж — это вне сезона. Парадоксально, но Дамас привозит винтажные вещи из Лос-Анджелеса и Лондона и никогда не покупает их в Париже. Сплошные противоречия в этих парижанках!

Я наблюдаю за Жанной и ловлю себя на мысли, что можно и красную помаду носить, и не маскировать прыщики, и ее парикмахера Дельфин Куртей из Studio 34 попросить челку отстричь (хотя челку Жанна стрижет сама), и свитер в джинсы заправить, — но все равно ничего не вый­дет. В чем же секрет? У Жанны, как у Маяков­ского, ответ занял целую книгу. «Наши героини решили жить так, как они хотят, без оглядки на социальные коды и ожидания семьи и общества. Быть парижанкой — это не про внешность, конечно. А в остальном я люблю клише: мы действительно часами сидим на террасах, едим багеты на улице, читаем гороскопы… Но ведь и про Россию правду говорят, что у вас холодно и очень красивые девушки?!»

Кардиган Rouge, джинсы Levi’s, украшения — собственность Жанны. Фото: Juliette Abitbol & Edouard Sanville; Vogue Россия, март 2020

© Juliette Abitbol & Edouard Sanville

Фото: Juliette Abitbol & Edouard Sanville. Стилист: Olga Gvozdeva. Прическа и макияж: Elise Ducrot/B-Agency. Продюсер: Magda Kupreishvili. Ассистент продюсера: Danil Belobraga

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *