МодаПочему платья и блузы с рюшами стали такими модными Яна Лукина5 января 2020 г.Вещи с рядами умилительных оборок теперь живут не только в романах сестер Бронте и костюмных драмах, но и в гардеробах самых что ни на есть современных девушек

На последней неделе января до отечественного проката наконец доберется лента «Маленькие женщины» — уже восьмая по счету экранизация сентиментального романа Луизы Мэй Олкотт о жизни четырех сестер в период Гражданской войны в США. За кадром — голливудская феминистка Грета Гервиг, чья режиссерская карьера удачно стартовала два года назад с полубиографической «Леди Берд». В кадре — едва ли не главные надежды мирового кинематографа, включая трижды номинированную на «Оскар» ирландку Сиршу Ронан, американца Тимоти Шаламе и англичанку Флоренс Пью. А еще — много-много нарядов по последней моде Викторианской эпохи: с пышными юбками, подчеркнуто тонкой талией и большим количеством трогательных деталей — оборок, кружевных воротничков, пуговок.

Кадр из фильма «Маленькие женщины», 2019

© Patrick Redmond

Совпадение или нет, но схожие романтические настроения захлестнули и модную индустрию. «Ничего не скажу про взаимное опыление фильмов и моды, но замечаю, что нередко дизайнеров и кинематографистов вдохновляют одни и те же настроения, царящие в мире», — резюмирует Жаклин Дюрран, сделавшая для ленты порядка полусотни костюмов. Рюши, нежные цветочные принты и стройные ряды пуговиц все чаще встречаются и в подиумных коллекциях. Стритвир и минимализм перестали быть ключом от всех дверей: девушки теперь не прочь выглядеть как Джейн Эйр, Батшеба Эвердин из романа «Вдали от обезумевшей толпы» Томаса Харди или героини популярного в семидесятых сериала «Маленький домик в прериях». И этот аппетит рады утолить сразу несколько относительно новых марок, по-своему переосмысливающих викториану.

В их числе, например, британская The Vampire’s Wife — детище гремевшей в 1990-х манекенщицы Сьюзи Кейв (в девичестве — Бик), супруги музыканта Ника Кейва. Собственно, рокеру марка и обязана своим мрачным именем: «Жена вампира» — название так и не увидевшего свет фотоальбома, который Кейв планировал опубликовать. А вот эстетика — целиком и полностью заслуга самой Сьюзи. Обладательница алебастровой кожи и волос цвета воронова крыла всегда тяготела к драме: если англичанка собиралась на вечеринку (а уж вечеринок на душу модели выпало предостаточно), то почти всегда выбирала тяжелый черный бархат. Сегодня в ее платьях, щедро украшенных оборками, отправляются в свет Кирстен Данст, Флоренс Уэлч и Кира Найтли. С последней у The Vampire’s Wife сложились такие нежные отношения, что Кейв даже назвала в честь актрисы один из нарядов.

Не меньшим спросом пользуется и американский «аналог» The Vampire’s Wife — нью-йоркская марка Batsheva. Ее создательница — бывший юрист Батшева Хэй, и, глядя на ее коллекции, можно только представить, как за годы практики осточертел выпускнице Стэнфордского и Джорджтаунского университетов строгий офисный дресс-код. Все начиналось как хобби: Хэй решила сшить для себя несколько платьев (брюки она, по собственному признанию, ненавидит, зато обожает «авантюрную» одежду) в духе Лоры Эшли. Но симпатичные платьица из приобретенной на eBay обивочной ткани привлекали так много внимания окружающих, что пришлось поставить производство на поток. Условный, конечно: студия, в которой работает Батшева, крошечная, а многие из ее творений существуют в единственном экземпляре. «Я выбрала старомодные силуэты и постаралась осовременить их с помощью тканей и принтов», — говорит дизайнер. И тут же поясняет, почему псевдовикторианские платья так быстро нашли свою аудиторию: «Прошлое всегда таинственно и желанно. В вещах, которые напоминают нам о нашем детстве или истории нашей же семьи, есть сокровенный смысл». А ведь и правда: даже если в детстве вы носили совсем другую одежду, без воланов и воротничков, то наверняка читали и Олкотт, и «Энн из Зеленых крыш» Люси Мод Монтгомери.

Безусловно, есть что-то ироничное, даже саркастическое в том, что и Кейв, и Хэй, и эстетически родственные им бренды вроде Horror Vacui, Dôen и Ulla Johnson ссылаются на религиозные движения (среди источников вдохновения Batsheva — костюмы амишей и хасидов) и периоды, в которые женщину никак не назовешь эмансипированной — и это на фоне-то расцвета феминистического движения! Но для барышень, которые популяризируют нежный жанр, противоречий нет. «Когда-то сексуальная одежда шокировала, но, по-моему, эти времена канули в Лету. Сегодня больше шансов навести шорох, если спрятать тело в бархатных рюшах, — уверена Батшева. — Кроме того, мои платья — как броня. В них я чувствую себя сильной, уверенной. И уж точно не поддающейся давлению».

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *