Что общего у геометричных принтов из 1960-х с искусством

Тенденции сезона весна-лето 2020 оказались максимально артистичными и привлекающими внимание. Одной из них стали геометричные черно-белые принты родом из «свингующих» 1960-х.

Дизайн Гейла Киркпатрика, 1966

Если ваша первая ассоциация при виде черно-белых вертикальных полосок на одежде — это комичный «Битлджус», советуем копнуть чуть глубже. В 1965 году в Нью-Йоркском музее современного искусства открылась выставка The Responsive Eye. Художники-участники, используя черный, белый и серый, а также полосы, абстрактные символы и окружности, пытались создать совершенно новые отношения между произведением искусства и зрителем. Все работы воспринимались как сложная оптическая иллюзия.

Бриджет Райли, 1963

И именно такие принты были замечены на показах Balmain, Port 1961 и Stella McCartney. Оливье Рустен добавил контрастные полосы и круги черного и белого цветов не только на жакеты, платья и топы — не оставил он в стороне и аксессуары с обувью. Наташа Кагалж для весенне-летней коллекции поиграла со строгой толстой полоской, кроме того на подиуме были замечены пальто и платья миди под зебру. А у Стеллы Маккартни появились помимо строгих вертикальных и горизонтальных полос диагональные, которые создавали визуально более динамичный эффект. Нельзя не заметить, как перекликаются эти модные творения с работами участников выставки в MoMA, в числе ее самых ярких представителей были Хесус Рафаэль Сото, Виктор Вазарели, Бриджет Райли…

Balmain весна-лето 2020

Port 1961 весна-лето 2020

Stella McCartney весна-лето 2020

Абстрактное искусство часто находило отклик в душах великих модельеров. Один из ярчайших примеров — коллекция «Мондриан» Ива Сен-Лорана сезона осень-зима 1965. А в том же 1965 году итальянский дизайнер Роберто Капуччи (наставник Джамбаттисты Валли) отдал дань уважения Вазарели, создав платье, отделанное перьями и с принтом — оптической иллюзией. Позже, уже в 2020 году, этот же принт был замечен в streetstyle-хрониках с Недель моды.

Слева: Неделя моды в Нью-Йорке, февраль 2020. Справа: дизайн Роберто Капуччи, 1965

Но Капуччи — не единственный, кто соединил моду и оптическое искусство. Мэри Куант экспериментировала с принтами для купальников, сумок и всего, на что хватало фантазии. Оззи Кларк, Андре Курреж, Джон Бейтс — все они были в числе поклонников причудливых сочетаний черного и белого на одежде. А американский фотограф Генри Кларк увековечил образ Лучианы Пиньятелли в брюках Naka с абстрактным принтом.

Дизайн Мэри Куант, 1960

Лучиана Пиньятелли в брюках Naka, 1966

Популярность оптического искусства также спровоцировала ажиотаж вокруг одной из самых необычных и непрактичных тенденций — бумажных платьев. Такие могли создаваться по индивидуальным меркам из целлюлозы, а основным производителем таких были Scott Paper Company. К слову, сейчас их творения хранятся в Музее Виктории и Альберта. Всеобщее помешательство в мире моды на оптических иллюзиях даже высмеивал Уильям Кляйн в фильме 1966 года «Кто вы, Полли Магу?». Мы уверены, что сегодня на волне любви к моде прошлого тенденция придется как нельзя кстати.

«Кто вы, Полли Магу?», 1966

Nuria Luis/Vogue.es

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *